Кровавая Мэлори
О съёмках
КартинаАктёрыО съёмкахГалереяЦитатыУвидетьСсылкиФорум

О съёмках

Интервью с Жюльеном Манья

Вы можете объяснить концепцию "Кровавой Мэлори"?

— Студия Фиделите была готова продюсировать мой первый фильм, но ей не нравился конец, поэтому меня попросили придумать что-нибудь другое. Я предложил им идеи пяти-шести разных фильмов, пока, наконец, мы не сошлись на "Кровавой Мэлори". Синопсис понравился, и мне предложили написать сценарий.


Насколько сильное влияние оказали на вас японские анимационные сериалы?

— Такое же, как и на всех людей моего поколения, которые смотрели эти серии. Еще мальчиком я восхищался такими фильмами, как "Goldorak", "Candy", и, конечно же, мое подсознание питалось ими. Кроме того, я выбрал стиль манги, чтобы отличаться от других фильмов: у нас не было такого бюджета, как у "Матрицы", и я сказал себе, что мы будем исходить из другой эстетики. Вместо того, чтобы снять гипер-серьезную картину с персонажами, одетыми в черное, мы решили обратиться к сочным краскам. Я задал это основное направление, и все остальные составляющие фильма логически исходили из него, будь это музыка, парики, контактные линзы или выбор актеров.


Однако музыка в фильме не похожа на музыку "Dragon Ball"!

— Я и не хотел этого, но японский композитор, который сделал множество манг, не мог, конечно же, избежать тех звучаний, которые связывают их с японскими мультфильмами. Но я большой поклонник Кенджи Каваи (смех).


Режиссер "Реквиема" сказал, что студия "Фиделите" хочет производить фильмы в основном для молодежи. Как вы думаете, эстетика и юмор "Кровавой Мэлори" делают ее фильмом для молодежи?

— Не знаю (смех). Во всяком случае, студия этого не добилась, потому что фильм не сделал больших сборов. Возможно, это объясняется хорошей погодой в начале лета и критикой прессы. Не знаю, "молодая" ли эта картина: когда я писал сценарий, я не говорил себе, что буду делать фильм для молодежи. Я не задавал себе такого вопроса, я просто писал историю. И я думаю, что продюсеры не приняли бы сценарий, если бы он не подходил для любой публики.


Трудно было писать сценарий, оглядываясь на бюджет?

— Вы правы, нам было напряженно писать, потому что мы все время спрашивали себя, сколько это может стоить, доставали деньги налево и направо. Сейчас я начал новый проект, в отношении которого я пытаюсь придерживаться противоположной тактики, то есть пишу, что хочу, а потом узнаю, сколько это стоит. С "Кровавой Мэлори" все обстояло гораздо хуже, потому что мы должны были снимать на видео, и у нас было всего 7 миллионов франков бюджета. Но я пытался писать, делая те трюки, которые мне нравились, и сцена в церкви, где монахини лопаются, понравилась продюсерам, и они добавили денег. Так что бюджет оказался больше, чем в "Реквиеме" и "Детских забавах". Не знаю, видно ли это. Много ушло на макияж, декорации и трюки. Но во время пред-продукции мне все время добавляли денег, и пусть их было немного, но для меня, пришедшего из короткометражного кино, это было уже здорово.


В связи с малым количеством денег вы писали сценарий, состоящий из разрозненных сцен?

— Вроде этого: мы не описывали места, где происходило действие. И, как ни странно, я, в конечном счете, не изменил ничего из того, что меня просили изменить (смех)! Единственное изменение я сделал в финальной сцене, она должна была сниматься в Ля Дефанс, а не в Токийском дворце. Возможно, из-за событий с США нам пришлось в последний момент менять место съемки и столкнуться с множеством проблем. Это не самый безупречный эпизод фильма, что очень жаль.


Как вы вышли на Кенджи Каваи?

— Я большой фанат Кенджи Каваи и послал ему e-mail, но не для того, чтобы пригласить его на фильм. Я просто написал: "Вы гениальны!", рассказал, что у меня есть проект фильма, но я не могу пригласить его из-за ограниченного бюджета и что я с радостью поработал бы с ним однажды над другой картиной. На следующий день я получил e-mail от его ассистентки, которая совершенно ничего не поняла из моего послания, и сообщила, что мы можем встретиться в Париже прямо накануне Каннского фестиваля! (смех) Тогда я позвонил продюсерам, но они испугались, что это будет слишком дорого. К тому же они помнили, каким привередливым был Джо Хисаиси, композитор "Мальчика-с-пальчик", и не хотели, чтобы Кенджи Каваи приезжал к нам. Но он все же приехал, они увидели, что он не такой, каким они его представляли (привередливым), а он дал им послушать свои диски. Общение было не из легких, потому что у нас не было переводчика, но нам удалось объяснить ему, что героиню зовут Мэлори и у нее красные волосы, и он был очень доволен! (смех) Студия послушала его диски, сочла их гениальными, поговорила с Джордано Джедерлини и подписала контракт с Кенджи Каваи на "Кровавую Мэлори" и "Самураев". И все это благодаря мне на самом деле! Наконец-то истина восторжествовала в Dreams Magazine! (смех).


Композитор "Реквиема" работал в оборудованном подвале, но вам повезло больше.

— Да, поскольку у меня был лучший в мире композитор!


Вы так думаете?

— Да. Желание делать кино зародилось во мне благодаря музыке к фильмам. Я все время работаю с музыкой для кинофильмов, и не только во время съемок и монтажа, но и во время написания сценария. Я слушаю не так уж много композиторов, есть такие, которых я просто не выношу, но у меня с десяток дисков Кенджи Каваи.


Неужели столько?

— Чтобы вызвать у вас зависть, я даже могу сказать вам, что их около сорока, просто я получил множество дисков, на каждом из которых какой-то один эпизод из "Мэлори". Кстати, жаль, что на французском диске, с очень убогим оформлением — вы имеете право это повторить (смех) — есть несколько тем настроения, но нет более удачных музыкальных тем, в частности, сцены сражения на мечах. Но ничего, они у меня все есть дома! (смех)


Во время написания сценария вы уже представляли себе, какой будет музыка?

— Конечно, я все время слушал диски Кенджи Каваи к "Звонку" и "Звонку 2", которые мне, наконец, удалось достать. И еще я много слушал музыку таких сериалов, как "Рыцари Зодиака", так что у меня уже было полно идей, в частности, для мужа Мэлори, когда он стоит в деревне в облаках дыма, мне очень нравится музыка для виолончели, в ней есть что-то от грустного клоуна. При монтаже я сначала наложил эту музыку, чтобы Кенджи Каваи мог ее послушать. На три четверти этот монтаж сопровождался короткими музыкальными кусочками, в основном это была музыка Кенджи Каваи. Это сэкономило нам много слов, потому что он сразу мог понять, чего я хотел. Вообще мне кажется, что у меня музыка была по всему материалу, но он считал, что в некоторых местах она не нужна. Это мой большой недостаток! (смех) Я послал ему свои замечания на 12 страницах, где писал, что я хочу в каждой сцене. Я также составил комментарии по поводу коротких музыкальных кусочков, которые я использовал, например, музыку из "Гладиатора", которая мне очень нравилась в сцене, когда Мэлори отправляется на поиски Папы, и Кенджи совершенно со мной согласился. Но были и такие темы, которые мне казались плохими, и я хотел чего-то лучше. Например, в отношении сцены, где певица поет "на-на-на", студия проявила небольшое беспокойство, но я был очень доволен тем, что он сделал, тем более, что в первой версии пел он сам!


Мы слышим эту мелодию на вашем автоответчике?

— Да! Это оригинальная версия, где поет сам Кенджи Каваи, это здорово! Я подумал, что будет неплохо поместить эту эксклюзивную запись у себя на автоответчике.


Как вы думаете, маленький бюджет мешает композитору меньше, чем режиссеру?

— Да. Но все равно жаль, что у Кенджи было всего две недели на "Кровавую Мэлори". Хотя ему было легче, чем мне, но ему пришлось работать день и ночь. Я видел видео, как они записывали, и могу сказать, что они вкалывали, как сумасшедшие. Ему пришлось попотеть, он записал 24 минуты музыки в моем фильме. Мне было даже неудобно просить его о таком количестве, но я был очень доволен, когда прослушал музыку.


Вам было неудобно?

— Да, это и нервирует в этих историях с бюджетами. Режиссер должен заставлять всех просраться, требовать больше работы, но нельзя кричать на людей, которые уже и так работают сверхурочно! Условия работы были очень трудными. В жизни я человек добрый, я не могу кричать на людей, которые работают рядом со мной, ну да ладно, зато я работал в хорошем настроении. Думаю, Кенджи Каваи мало спал, сочиняя эту музыку.


Жаль, что на диске нельзя найти эти 24 минуты.

— Естественно, я очень доволен, что для моего фильма он сочинил больше музыки, чем для "Самураев", и по моему смиренному мнению, музыка для "Кровавой Мэлори" более красивая, потому что в "Самураях" она более воинственная, там больше ударных. "Кровавая Мэлори" более располагает к мечтам, размышлениям о смерти... все, что обожает Кенджи Каваи. Жаль, что на CD записали не всю музыку.


Забавно, что Кенджи Каваи опять сочинил музыку для фильма, где главный персонаж — женщина.

— А ведь да, я не заметил... Я знаю, что ему больше всех понравилась Леди Валентина. Мне лучше удаются героини, чем герои... я никогда не думал об этом, но, наверное, это то, что у нас общее. Ну да, он только что закончил "Темные воды" Хидео Накаты, режиссера "Звонка", и там тоже главный персонаж — женщина. Этот фильм выйдет во Франции неизвестно через какое время, но его скоро покажут на кинофестивале в Лондоне, куда я приглашен со своим фильмом. Так что у меня есть шанс скоро посмотреть его.


Кенджи Каваи говорил о каком-то авторском фильме, на котором он намеревался работать, но это не фильм ужасов, как "Звонок", потому что Хидео Наката больше не хотел делать такие фильмы.

— Да, это другой фильм, и Наката его снял. Я не знаю, как он называется, но фильм не имел успеха. И он опять взялся за фильмы ужасов.


Возможно, Жан-Пьер Дионне будет прокатывать его во Франции, ведь это он прокатывал "Звонок" и "Звонок 2".

— Надеюсь, потому что, судя по тем отрывкам, что мы видели, "Темные воды" отличный фильм. Героиня — разведенная женщина с ребенком, которая переезжает в квартиру с привидением маленькой девочки, которая жила там раньше. Это немного похоже на "Звонок"!


Вернемся к "Кровавой Мэлори". Вы хотели, чтобы у ваших персонажей были свои музыкальные темы?

— Да, я хотел этого, но оказалось, что в Японии все по-другому, это мое великое открытие в музыковедении! (смех) Лейтмотивы совершенно другие, у нас разные уши. У Трещотки Тины своя тема в фильме, и я просил Кенджи Каваи развивать ее в зависимости от сцен. Он это сделал, но я этого сначала не услышал. Мне пришлось прослушать запись несколько раз, чтобы понять, что одна и та же тема возвращалась. Он сочиняет очень странные мелодии, и не всякий их вообще слышит. Это довольно странно. Многие люди спрашивают меня, почему у каждого персонажа нет своей темы. Они есть, просто надо лучше их слушать. Они не очевидны.


Чему вы отдали предпочтение при микшировании? Шумам или музыке?

— Музыке, но во Франции этого не любят, и у меня были проблемы. Если бы я мог, я бы записывал только музыку! Микширование происходило тяжело, потому что я бился за то, чтобы музыка звучала громче, а запись голосов была сделана плохо. Половина диалогов оказалась неразличима, пришлось сделать пост-синхронизацию. Финал весь было трудно смикшировать. Но я постарался ввести как можно больше музыки, и, думаю, это самые волнующие моменты в фильме.


Музыка в фильме иногда пугающая, иногда юмористическая. Какое их пропорциональное соотношение?

— Этот вопрос можно задать к самому фильма. Мне такое смешение не кажется странным. На меня большое влияние оказали серии "Баффи" и "Ксена", так что у меня не было никаких проблем со "смещенным" употреблением ужаса и юмора. Вся пресса обвиняла меня в этом, но я не понимаю, почему во многих американских фильмах это делается, но во Франции на это смотрят косо. Музыка развивает ту же идею, но мне не кажется, что в фильме есть какие-то очень ужасные вещи. Возможно, первые куски несколько пугающи. В юмористических сценах музыка не пародийна, потому что комизм возникает скорее из нелепых ситуаций. Куски "Коварная" и "Удивительная" развивают одну и ту же музыкальную тему, в других случаях некоторые темы соответствуют комическим ситуациям.


Вы только что упомянули "Баффи". Вам понравился там музыкальный эпизод?

— Нет, мне он показался пустым. (смех) Я обожаю "Баффи", но данный эпизод словно взят из серии "мы делаем музыкальный эпизод", а его сценарное оправдание тривиально и не интересно. Мне больше нравится музыкальный эпизод в "Ксене", он по-настоящему интересный. Это не просто музыкальный эпизод, это был важный момент, потому что во время него происходили многие вещи. И вообще, мне больше нравится "Ксена". (смех)


Один из ваших проектов называется "Дама из Межильмона". О чем там речь? Это серьезный фильм?

— Серьезный фильм? Нет, это полная белиберда.


Вы хотите пригласить Кенджи Каваи?

— Нет. Мне бы очень хотелось, но фильм очень похож на "Звонок" Это серьезный и очень мрачный фильм о привидениях. Привидение — женщина, и поскольку это очень напоминает "Звонок", приглашать Кенджи Каваи было бы слишком. Не знаю, это было бы очень хорошо, но... Вообще-то я начал писать этот проект еще до выхода "Звонка", а теперь боюсь оказаться под его влиянием. Я еще не закончил писать сценарий, но я очень доволен тем, что из него может выйти. Что касается композитора, то если это не будет Кенджи Каваи, то я хотел бы работать со своим любимым композитором, Элиотом Голденталем. Но это невозможно из-за цены! Для меня Элиот Голденталь — это персонификация Бога! Я снял короткометражку "Лезвие добродетели", где было очень много его музыки, потому что один замечательный мужик из "Varese Sarabande" дал мне на это разрешение. Половина музыки взята из "Предчувствий". Я был счастлив! Но я задаю себе сейчас один вопрос: почему во французских фильмах никогда не звучит музыка американских композиторов? Я спрашиваю себя: это из-за денег или же потому, что режиссерам наплевать на музыку в своих фильмах. Мне кажется невероятным, что никто не захотел работать с Джерри Голдсмитом или Джоном Уильямсом. Они вроде Люка Бессонна, который хочет всегда работать только с Эриком Серра — извините, но мне это кажется просто невероятным! Мой самый разработанный к настоящему времени проект — это адаптация "Фантометты", и я много думаю о музыке, скажем, к сценам экшн. Я слушаю много музыки Джерри Голдсмита, например, из "Гремлинов", и я считаю, что он прекрасно подходит к несколько подростковым выходкам.


Хотите что-нибудь добавить в заключение?

— Да, мне хотелось бы поговорить о Диаманде Галас. Она не сделала ничего особенного для фильма, но для меня она является большим вдохновением. Единственная дополнительная музыка в фильме — это ее, в сцене, когда Морфина превращается в Кровавую Мэлори. Она совершенно безбашенная певица, которую можно услышать в "Дракуле" Фрэнсиса Копполы и в "Фокуснике" Клайва Баркера. У нее совершенно загробный голос, она много экспериментирует с пятью микрофонами одновременно. Это трудно слушать, но это всегда прекрасно. Она также сочиняет музыку и виртуозно играет на фортепьяно. Она начинала во Франции, но, как ни странно, ее больше знают в Штатах. Я использовал одну из ее старых композиций в "Кровавой Мэлори", "Литании Сатаны", по одноименному стихотворению Бодлера, и это просто потрясающе.


Интервью с композитором Кенджи Каваи

Вернуться на страницу "О съемках"


Разработка и поддержка: Фильм.Ру - всё о кино, афиша кинотеатров Москвы